Коромысло

Плечи К0та

Всё это, все эти мысли и слова пронеслось у меня в голове в одно мгновенье, при этом как я пронёсся на кухню прежде Лiса, я так и не понял.

— Да, да, большие у меня бывают плечи. Бооольшии-ы-й-е! сказал Лiс, растягивая последнее слово и входя на кухню.

Надо заметить, что он, не то что бы входил, он, как бы, вползал. Было такое ощущение, что, как будто растянутое им до неприличия слово, вползало на кухню как удав. Вы видели, как ползёт удав? К примеру, тот удав, который мудрый КА? Или тот, что из мультика про мартышку…

Вот точно так же, вползал на кухню Лiс. Только несколько иначе. Сначала появились его усы, потом нос, морда с ушами, затем вся голова с одной передней лапой, а потом он плавно и медленно вполз (да, да именно так!!!) весь сам. Хотя правильнее будет сказать — не вполз, а претёк, наполнил собой пространство кухни. Неотвратимо. Завораживающее зрелище!

Вообще то, слово медленно, тут тоже не вполне подходит. Скорее неспешно. Так неспешно, как, порой, ходят все коты. А ходят они так… Ну… Короче, вы поняли…

— Но голова больше… Много бооольше! — продолжал тянуть слово к0т, заканчивая перетекая переползать, и тяня последнее слово так, как тянут проволоку через волочильный стан…

— Она через любой мой ус! В любую дырку, пролезеееет, — вновь, то ли мне послышалось, то ли мой к0т Лis, так мне сказал… Мой ли?

Тут надо заметить, что Лiс и Пират, а так звали моего кота, оба были рыжие. Если у кого были рыжие коты, то все они, сто пудов, подтвердят – таких воришек и балагуров, ещё поискать надо.

То, что это был мой к0т, теперь, у меня не было никаких сомнений. Потому что я, — так решил. Вернее, по отношению к Лiсу, мне захотелось, чтоб это было именно так. Потому я так решил. Практически, так же, когда давно, именно так же, я решил по части Пирата. А решил я то, точнее мне так захотелось, чтоб он стал моим. Я нашёл его. Нашёл  в какой то подворотне. Случайно. Маленького, ещё кутёнком. Случайно ли??? Теперь, у меня, появились сомнения …

То, что он мой, и будет моим, я решил в тот же момент, когда в первый раз его увидел. Точнее услышал. И тогда никаких сомнений у меня не возникало. Хотя… Мне сложно, сейчас, это, уже, точно, определить. Определить то, что произошло тогда. Да это и не важно…

— Вааажжж-но! — прервал мои воспоминания Лiс, окончательно завершив этим «но», процесс перемещения на кухню.

— Что важно? — в оторопях спросил я. Мне сложно было выбраться из той прострации воспоминаний, куда меня занесло.

— Всё важно, сказал Лiс, усаживаясь у холодильника и глядя мне прямо в глаза так, как это делают все коты. Все как один. Особенно когда выпрашивают заслуженное. А делают они это ласково и неотвратимо. Так, что им невозможно отказать. Коты, особенно рыжие, они такие. Не дашь – спиздят. Именно за такую свою виртуозную вороватость Пират и получил свою кличку.

— Вот что ты знаешь о плечах?

Этот, второй, вопрос Лiса окончательно выдернул меня из прострации.

Да, действительно, что? Что я знаю о плечах? Ну… плечи и плечи. Голова на них находится. Не зря же говорят, что она слетает с плеч. Иногда. Погоны… ноги… там, всякие, на них лежат. Хотя не понятно, было ли то — в прошлом, есть ли то — в настоящем и будет ли то — в будущем. Ещё руки висят. Бывает, что и плетьми. Что ещё? Да ни хрена, по большому счёту, я наверное о плечах и не знаю. Во всяком случае, о кошачьих.

— Правильно думаешь. Но чушь, — между тем заметил Лiс.

— Это почему же чушь? — зашевелилось во мне негодование…

Этот к0т, который Лiс, определённо, читал мои мысли и это становилось всё более и более интересным, но, в то же время, всё более и более негодующим. Меня стало разбирать недюжее любопытство. Как он это делает?

— Потому, потому что твоё «ни хрена», проистекает из твоего «наверное я», — между тем продолжил Лiс.

— Но я такого не говорил! — тут же возмутился я. Было сказано — «я наверное».

— Правильно.  А, это твоё «я наверное», это твоя чушь и есть. Просто оно в другом месте.

— Как это? — удивился я, пуще прежнего.

— Коромысло.

Лiс сказал одно слово, и мне всё, сразу, стало ясно. Ну не всё конечно, но про плечи — многое.

— Жрать давай! — безапелляционно заявил Лiс. Разрефликсировался тут! Так, с голода, и ноги протянуть не долго можно, да и ластами, быстро, не щёлкнуть …

Точно. И я с голодухи всегда злой…

— Во-во! Ты сначала накорми! Напои! Спать уложи! А потом и выясняй, — подвёл черту к0т. Тот что Лiс. Тот ли?

Как же мне быть? думал я, размышляя над вопросом о том, мой он или нет, и, тем временем, достал из холодильника любимую им колбасу… Им? Им ли??? Пиратом любимую — точно.

Достав её и повернувшись к столу, чтоб отрезать от неё пару кусочков, я обалдел от увиденного. Пират был виртуоз воровства, но этот… Это было нечто!

Лiс лакал из банки сметану. Из банки!!! Ту сметану, что мне привезли из деревни. Ту, которая сделана из  настоящего коровьего молока, из под настоящей деревенской коровы. Чей вкус никто, никогда, не забудет, кто её хоть раз её пробовал. Лакал он ту сметану из той банки, что стояла в холодильнике и которую я ему не давал.

— А, спрошу-ка, я, у него самого, как его звать! — неожиданно, для себя самого, пришло ко мне элементарное решение мучавшего меня вопроса.

— Ты меня уже назвал, так что можешь не париться. – не прекращая процесс поглощения сметаны заметил к0т.

— А колбасу не трогай, она тебе, сегодня, ещё пригодится. Целой. Лучше отрежь мне кусочек свежанинки. Той, что у тебя в фольге замотана, и в холодильнике, под морозилкой, лежит. Не с руки мне туда втискиваться. Тебе её всё равно готовить лень, а свежесть, её, пропадет, пока ты свою лень не победишь или она сама не пройдет.

Да, у моего кота была уже кличка — Пират. Да, я его, уже, действительно, так назвал. Но, о какой кличке говорил Лiс, когда утверждал о том, что кличку я ему уже дал? То, что он Пират? Или то, что он теперь Лiс? И я решил подыграть…

— А как мне вас различать???

— Как, как… Раком! — огрызнулся к0т.

— Как это? промолвил я, выпадая в осадок и присаживаясь на табурет.

— Ну чё ты тупишь? – уже более миролюбиво обратился ко мне к0т.

— С виду не скажешь, а приглядишься – тупее тупика.Тупик, это птичка такая, если чё… Типа как дятел.

— Ну, если ты такой умный и учёный, то объясни мне, это, тупому! – тут же предпринял я попытку нападения. А нападение, как известно, является лучшей защитой.

— Это ты зря!

— Что зря?

— Во-первых, я не учёный. Был учёным, да весь вышел, пока на цепи по кругу ходил-бродил. Вольный теперь я. Цепей не ношу, на цепи не сижу, кругами вокруг, да около, не хожу-брожу. Неуч. И потом, — чревато…

— Что чревато? — моё терпение кончалось.

— Твоё нападение, чревато.

— Почему?

— Потому что оно уже заканчивается.

— Почему ты так решил?

— Терпение у тебя на исходе. Через червоточины всё вышло.

Лiс был прав. Стоило мне признать его правоту и, моё терпение ко мне вернулось.

— Так-то лучше! – вновь, незамедлительно сообщил об этом мне Лiс, — облизываясь, в одно мгновение ока сожрав пол литра сметаны, и, при этом, ведя беседу со мной. Так… между делом…

— Ну, чего тебе не понятно? Спрашивай! — великодушно снизошёл до меня Лiс. При этом он сладко зевнул и вновь облизнулся. — Только шустрее,  пока я сыт и добрый, а то спать хочется. Потому как, если я, тут, усну, а ты не проснёшься тут раньше меня, то ты так ничего не поймёшь и не узнаешь.

— Это… эээ… Как бы это вопрос … сформулировать…

— Да как есть. Не парься. Я пойму.

— Как это вас, раком, различать?

— А как ходит рак? И как, их, раков, различать?

— Как, как… — обиделся я, на такой элементарный вопрос. То вперёд, то назад…

— Правильно. А где у него перед, а где зад?

— Ну, это ты вообще меня уже за дурака держишь! Там где голова, — там и перед.

— А где моя голова? — cпросил Лiс.

И, тут, я увидел, как его голова плавно начала исчезать, а затем исчезла вовсе. Остались только кончики его усов, а на месте головы образовалось… Как бы это, помягче выразить? Очко. А под ним, в дальнейшем, проявилось его … хозяйство.

— Ну и где моя голова? -вновь, откуда-то, прозвучал его вопрос…

— Не знаю… — уже, с осознанием своей полной растерянности, ответил я.

— Хозяйство видишь?

— Угу…

— Вот так и различать, — сказал Лiс.

И всё стало как прежде.

Но не совсем.

Лiс, с урчанием, ел здоровенный кусок свеженины, который я ему не отрезал.

— Понял? — спросил Лiс, умяв нехилый кусок свеженинки и в очередной раз, но по-другому, облизываясь.

— Нет! — честно признался я.

— По хозяйству надо различать. По хо-зя-й-ст-ву! — по слогам повторил он.

— Если есть хозяйство, значит — кот. Если нет, то — кошка.

Логика была железобетонная. Впрочем, куда там! Непробиваемоброневая. Ничем. Но я попытался.

— Да, но у … — и тут я замялся…

Дело в том, что Пират у меня единственный. Ну, в смысле один. Тут же я имел дело, по всей вероятности, с разными представителями семейства кошачьих. С одной стороны, один кот был точно мой -Пират. И это, Пират, как мне казалось, признавал. С другой стороны, имел ли я право назвать этого к0та моим??? Хотя я и решил, что он — мой… Лiс то, был, не простой. Он был — к0т! И он был, необычным. Да к тому же, ещё, и говорящий разными (!!!) человеческими голосами. А вдруг, он этого не признает? Вдруг, это обращение, «мой», ему не понравится? Он же сам говорил, что он — вольный… Да и раньше на привязи, на какой то цепи, сидел. Был сам по себе, а тут, вдруг, стал мой, т.е  чей-то. Без меня, меня женили…

Да… Блядь! Блин! Оладьи!  Это  дилемма…

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.