Посиделки

Да ни на какую Луну эти америкосы не летали. Лапшу вешают всему миру, а наши только подпевают. Из за этих подпевок и СССР просрали…

Да лано, СССР, он в том виде себя изжил. Проще было как с аварийным жилым фондом — тротил в расчётные точки и подорвать направленным взрывом…

Ага подорвали, чуть сами не взлетели…

Точняк как та ракета…

Какая?

Да давно это было, детали уже стёрлись…

Колись!

Ну это надо показывать…

Тогда тащи ещё.

Уже в пути..

Метаморфоз

Просыпаться не хотелось, но нечто назойливо щекотало возле уха, а попытки отогнать источник щекотки только разгоняли сон, а с ним и сладкую дрёму…

-Ты?! Ну и зараза же…!

А чего валяться?! -невозмутимо, в свойственной ему двойственной манере то ли вопрошал, толь утвердил Лis, грациозно обвивая себя хвостом.

— Кто рано встаёт, того и компот! подытожил он.

— Слушай! А кто это вчера ко мне приходил? Что за кот странный? Вроде как и на моего Пирата похож и на тебя, но какой то недоделанный. Как кукла типа марионетки. Неуклюжий и вообще как бы не настоящий…

— А, тот… Ну как бы тебе внятнее пояснить… Ты про  кота  Шредингера слышал?

— Ну?

— Ну так чтоб тебе было проще понять — это он и был.

— ??? Как это?

— Понимаешь. когда некие умники пытаются козла на баню затащить, то вот такие казусы и выходят. Тебе кстати ещё повезло.

— В чем?

— В том, что Демон до тебя ещё не добрался. А то был  бы тебе каюк с кирдыком…

— А Демон это кто?

— Тот же кот Шрёдингера, только более толковый.

— Как это?

— Долго объяснять, давай в другой раз? Есть хочу!

— Оторвавшись от дивана, я поплёлся на кухню.  Лis там меня уже ждал.  Увидев его вновь, я невольно вздрогнул. В этот раз оне переместился мгновенно. Как это была загадка.

— Да обычная телепортация. Не бери в голову. Со временем сам научишься.

-Точно?

— Ну ежели с голоду не уморишь, то обещаю взять над тобой шефство…

Достав с холодильника остатки былого пиршества и налив к0ту молока я занялся приготовлением кофе. В принципе готовлю я его редко. Растворимое не пью, готовое молотое тож не употребляю, исключительно в зернах. Есть у меня старинная кофемолка, от бабули осталась, вот его то я на ней дважды перемалываю, а потом со специями варю в медной турке. В принципе всей суеты на пол часа, от силы, но надо ведь вдумчиво… Кофе не любит суеты. Это как трубку курить…

Смолов кофе и высыпав его в турку, добавив немного соли, сахара, перца, корицы и имбиря я поставил его на плитку. Лis тем временем уплетал будто не ел неделю. Тут я вспомнил вчерашние посиделки и наши разговоры.

— А не ты ли это намедни поужинал на 63 тысячи в аэропорту?

— Не без того, ничуть не смущаясь, ответил Лis.

— Как это, не без того?

Долакав неспешно молоко, Лis запрыгнул на подоконник. Я невольно про себя отметил — совершенно не напрягаясь и весьма грациозно.

— Тут такое дело вышло… Когда меня рогатый телепортировал, от косяк запорол и пришлось мне одно тело на двоих в кошкой разделить. Такое бывает когда в неведомое забрасывают.

— Поясни.

— А чего пояснять? Когда волновым пакетом тебя плюнут с пращи, то бывает в расчётном месте прибытия какая нибудь душа в каком либо тельце оказывается вперёд тебя. Ну ты в него как в перину и плюхаешься. Хоть мягче чем в расчётную точку, но потом муторнее. Задержка с распаковкой тела требует много энергии, а тебе с собой её в довесок никто не даёт. Приходится выкручиваться на месте.

— Постой, так ты что, в кошку сначала вселился?

— Ну да. Это ещё хорошо что кошка попалась такая…

— Какая?

— С понятием.

— А это как?

— Понимаешь, иногда можно с приёмным телом, с его хозяином, по душам переговорить и договорится.

— О чем???

— Ну типа услуга за услугу…

— И какую же ты услугу ей оказал?

— Да морду одному местному коту начислил. Он ей проходу не давал, приставал к ней, а она его терпеть не может. У неё с ним старые счёты были, но то личное и я обещал об этом не распространяться.

— Так вы что, получается вдвоем ужинали???

— Ну как то так. Почти….

— Как это почти?

— Да беременна она уже была. Так что получился маленький семейный ужин…

 

— Это что? Ты её что ль трахнул?  Будучи в её теле???

— А чего ты удивляешься? Снизошёл святым духом, да и оприходовал по полной программе, что в планы миссии правда не входило… Жизнь она такая … Внеплановая штука.

— Да… дела…

— И не говори! Ну ничего, у нас такое частенько случается. Инструкции хоть и запрещают, но когда впервой забрасывают, то даже предписывают. Типа наведения мостов с местным аборигенным сообществом. Заодно тест на совместимость и плодовитость проводится.

— Ну ты прохиндей!

-Не, я не Прошкин, я Ёжкин.

— В смысле?

— Прохиндей это по другой линии, по Прошкиной. От Прошки, кот Прохора, а я по Ёжкиной линии. Ёжкин к0т. Ну типа сукиного сына.

Ага, как Пушкин, подумалось мне…

— Ну не без того, заметил Лis, вновь с лёту прочтя мои мысли. После чего сладко зевнул и свернулся клубком на подоконнике.

— Отдохну я малёхо, лады? Замаялся я с этим  Смитом. Еле еле отвязался. Жаль что на время…

— А кто такой этот Смит? Час от часа не легче подумалось мне.

— Да Демона этого мы так зовём. Пуансона на него нет…

— А тот, ну который который вчера был?

— Да с тем проще. Тот ошибка Природы. Бред воспалённого ума. Ни рыба , ни мясо. Полтора землекопа. Потом, всё потом….

Сменив дислокацию с подоконника на батарею, Лis пару раз взмуркнул и провалился в глубокий сон. Я же сидя за столом и попивая свой кофе, который уже изрядно поостыл,  наблюдал за ним и его сном. Точнее за его второй, не видимой стороне его жизни. Жизни во сне. Что там творилось я не знаю, но Лis явно куда то бегал, перебирая лапами, кого то ловил, с кем то играл, дёргая и обвивая хвостом трубу отопления. Эта картинка порой резко менялась — он внезапно замирал, его уши тут же его уши становились торчком, он явно к чему то прислушивался, водил ими из стороны в сторону, но видимо опасности во сне удачно миновали и Лis продолжал спать, время от времени не переставая поводить ушами из стороны в сторону,  перебирать лапами и изредка подергивать кончиком хвоста….

 

 

 

 

 

 

Карслон котэ

Он улетел … но, обещал вернуться

— Лано, — сказал Лiс, — чую пора! Всё равно… Не сейчас… Да и спать охота. Я, полетел… — с какой то отрешённостью в голосе сказал к0т,  поведав тем самым мне о своих намерениях.

— Куда? – так же отрешённо, спросил я.

— Куда, куда! Не кудакай, не закудыкаешь! На кудыкуну гору!

Я усмехнулся и спросил: — А где она? Кудыкина гора?

— У рогатого спросишь! – ответил к0т.

— А если он не знает? – тянул диалог я.

— Да сто пудов! Потому и к0зёл! Вечно закинет не в пи…

Тук-тук! — отозвалась дверь. Кто-то пришёл. Никак гости? – подумалось мне…

— Ага. Рогатый, Кок и Шапокляк, с ними, — сказал Лiс, и при этом мило усмехнулся. – Вот и колбаса тебе пригодится, — проговорил он, пока я разворачивался, т.к. стоял спиной к двери.

И, когда я шёл открывать дверь, чтоб узнать кто ко мне  пожаловал  в столь неурочный час, он сказал:

— Жди.

Это слово как заноза, в палец, под ноготь, засело мне в спину…

Коромысло

Плечи К0та

Всё это, все эти мысли и слова пронеслось у меня в голове в одно мгновенье, при этом как я пронёсся на кухню прежде Лiса, я так и не понял.

— Да, да, большие у меня бывают плечи. Бооольшии-ы-й-е! сказал Лiс, растягивая последнее слово и входя на кухню.

Надо заметить, что он, не то что бы входил, он, как бы, вползал. Было такое ощущение, что, как будто растянутое им до неприличия слово, вползало на кухню как удав. Вы видели, как ползёт удав? К примеру, тот удав, который мудрый КА? Или тот, что из мультика про мартышку…

Вот точно так же, вползал на кухню Лiс. Только несколько иначе. Сначала появились его усы, потом нос, морда с ушами, затем вся голова с одной передней лапой, а потом он плавно и медленно вполз (да, да именно так!!!) весь сам. Хотя правильнее будет сказать — не вполз, а претёк, наполнил собой пространство кухни. Неотвратимо. Завораживающее зрелище!

Вообще то, слово медленно, тут тоже не вполне подходит. Скорее неспешно. Так неспешно, как, порой, ходят все коты. А ходят они так… Ну… Короче, вы поняли…

— Но голова больше… Много бооольше! — продолжал тянуть слово к0т, заканчивая перетекая переползать, и тяня последнее слово так, как тянут проволоку через волочильный стан…

— Она через любой мой ус! В любую дырку, пролезеееет, — вновь, то ли мне послышалось, то ли мой к0т Лis, так мне сказал… Мой ли?

Тут надо заметить, что Лiс и Пират, а так звали моего кота, оба были рыжие. Если у кого были рыжие коты, то все они, сто пудов, подтвердят – таких воришек и балагуров, ещё поискать надо.

То, что это был мой к0т, теперь, у меня не было никаких сомнений. Потому что я, — так решил. Вернее, по отношению к Лiсу, мне захотелось, чтоб это было именно так. Потому я так решил. Практически, так же, когда давно, именно так же, я решил по части Пирата. А решил я то, точнее мне так захотелось, чтоб он стал моим. Я нашёл его. Нашёл  в какой то подворотне. Случайно. Маленького, ещё кутёнком. Случайно ли??? Теперь, у меня, появились сомнения …

То, что он мой, и будет моим, я решил в тот же момент, когда в первый раз его увидел. Точнее услышал. И тогда никаких сомнений у меня не возникало. Хотя… Мне сложно, сейчас, это, уже, точно, определить. Определить то, что произошло тогда. Да это и не важно…

— Вааажжж-но! — прервал мои воспоминания Лiс, окончательно завершив этим «но», процесс перемещения на кухню.

— Что важно? — в оторопях спросил я. Мне сложно было выбраться из той прострации воспоминаний, куда меня занесло.

— Всё важно, сказал Лiс, усаживаясь у холодильника и глядя мне прямо в глаза так, как это делают все коты. Все как один. Особенно когда выпрашивают заслуженное. А делают они это ласково и неотвратимо. Так, что им невозможно отказать. Коты, особенно рыжие, они такие. Не дашь – спиздят. Именно за такую свою виртуозную вороватость Пират и получил свою кличку.

— Вот что ты знаешь о плечах?

Этот, второй, вопрос Лiса окончательно выдернул меня из прострации.

Да, действительно, что? Что я знаю о плечах? Ну… плечи и плечи. Голова на них находится. Не зря же говорят, что она слетает с плеч. Иногда. Погоны… ноги… там, всякие, на них лежат. Хотя не понятно, было ли то — в прошлом, есть ли то — в настоящем и будет ли то — в будущем. Ещё руки висят. Бывает, что и плетьми. Что ещё? Да ни хрена, по большому счёту, я наверное о плечах и не знаю. Во всяком случае, о кошачьих.

— Правильно думаешь. Но чушь, — между тем заметил Лiс.

— Это почему же чушь? — зашевелилось во мне негодование…

Этот к0т, который Лiс, определённо, читал мои мысли и это становилось всё более и более интересным, но, в то же время, всё более и более негодующим. Меня стало разбирать недюжее любопытство. Как он это делает?

— Потому, потому что твоё «ни хрена», проистекает из твоего «наверное я», — между тем продолжил Лiс.

— Но я такого не говорил! — тут же возмутился я. Было сказано — «я наверное».

— Правильно.  А, это твоё «я наверное», это твоя чушь и есть. Просто оно в другом месте.

— Как это? — удивился я, пуще прежнего.

— Коромысло.

Лiс сказал одно слово, и мне всё, сразу, стало ясно. Ну не всё конечно, но про плечи — многое.

— Жрать давай! — безапелляционно заявил Лiс. Разрефликсировался тут! Так, с голода, и ноги протянуть не долго можно, да и ластами, быстро, не щёлкнуть …

Точно. И я с голодухи всегда злой…

— Во-во! Ты сначала накорми! Напои! Спать уложи! А потом и выясняй, — подвёл черту к0т. Тот что Лiс. Тот ли?

Как же мне быть? думал я, размышляя над вопросом о том, мой он или нет, и, тем временем, достал из холодильника любимую им колбасу… Им? Им ли??? Пиратом любимую — точно.

Достав её и повернувшись к столу, чтоб отрезать от неё пару кусочков, я обалдел от увиденного. Пират был виртуоз воровства, но этот… Это было нечто!

Лiс лакал из банки сметану. Из банки!!! Ту сметану, что мне привезли из деревни. Ту, которая сделана из  настоящего коровьего молока, из под настоящей деревенской коровы. Чей вкус никто, никогда, не забудет, кто её хоть раз её пробовал. Лакал он ту сметану из той банки, что стояла в холодильнике и которую я ему не давал.

— А, спрошу-ка, я, у него самого, как его звать! — неожиданно, для себя самого, пришло ко мне элементарное решение мучавшего меня вопроса.

— Ты меня уже назвал, так что можешь не париться. – не прекращая процесс поглощения сметаны заметил к0т.

— А колбасу не трогай, она тебе, сегодня, ещё пригодится. Целой. Лучше отрежь мне кусочек свежанинки. Той, что у тебя в фольге замотана, и в холодильнике, под морозилкой, лежит. Не с руки мне туда втискиваться. Тебе её всё равно готовить лень, а свежесть, её, пропадет, пока ты свою лень не победишь или она сама не пройдет.

Да, у моего кота была уже кличка — Пират. Да, я его, уже, действительно, так назвал. Но, о какой кличке говорил Лiс, когда утверждал о том, что кличку я ему уже дал? То, что он Пират? Или то, что он теперь Лiс? И я решил подыграть…

— А как мне вас различать???

— Как, как… Раком! — огрызнулся к0т.

— Как это? промолвил я, выпадая в осадок и присаживаясь на табурет.

— Ну чё ты тупишь? – уже более миролюбиво обратился ко мне к0т.

— С виду не скажешь, а приглядишься – тупее тупика.Тупик, это птичка такая, если чё… Типа как дятел.

— Ну, если ты такой умный и учёный, то объясни мне, это, тупому! – тут же предпринял я попытку нападения. А нападение, как известно, является лучшей защитой.

— Это ты зря!

— Что зря?

— Во-первых, я не учёный. Был учёным, да весь вышел, пока на цепи по кругу ходил-бродил. Вольный теперь я. Цепей не ношу, на цепи не сижу, кругами вокруг, да около, не хожу-брожу. Неуч. И потом, — чревато…

— Что чревато? — моё терпение кончалось.

— Твоё нападение, чревато.

— Почему?

— Потому что оно уже заканчивается.

— Почему ты так решил?

— Терпение у тебя на исходе. Через червоточины всё вышло.

Лiс был прав. Стоило мне признать его правоту и, моё терпение ко мне вернулось.

— Так-то лучше! – вновь, незамедлительно сообщил об этом мне Лiс, — облизываясь, в одно мгновение ока сожрав пол литра сметаны, и, при этом, ведя беседу со мной. Так… между делом…

— Ну, чего тебе не понятно? Спрашивай! — великодушно снизошёл до меня Лiс. При этом он сладко зевнул и вновь облизнулся. — Только шустрее,  пока я сыт и добрый, а то спать хочется. Потому как, если я, тут, усну, а ты не проснёшься тут раньше меня, то ты так ничего не поймёшь и не узнаешь.

— Это… эээ… Как бы это вопрос … сформулировать…

— Да как есть. Не парься. Я пойму.

— Как это вас, раком, различать?

— А как ходит рак? И как, их, раков, различать?

— Как, как… — обиделся я, на такой элементарный вопрос. То вперёд, то назад…

— Правильно. А где у него перед, а где зад?

— Ну, это ты вообще меня уже за дурака держишь! Там где голова, — там и перед.

— А где моя голова? — cпросил Лiс.

И, тут, я увидел, как его голова плавно начала исчезать, а затем исчезла вовсе. Остались только кончики его усов, а на месте головы образовалось… Как бы это, помягче выразить? Очко. А под ним, в дальнейшем, проявилось его … хозяйство.

— Ну и где моя голова? -вновь, откуда-то, прозвучал его вопрос…

— Не знаю… — уже, с осознанием своей полной растерянности, ответил я.

— Хозяйство видишь?

— Угу…

— Вот так и различать, — сказал Лiс.

И всё стало как прежде.

Но не совсем.

Лiс, с урчанием, ел здоровенный кусок свеженины, который я ему не отрезал.

— Понял? — спросил Лiс, умяв нехилый кусок свеженинки и в очередной раз, но по-другому, облизываясь.

— Нет! — честно признался я.

— По хозяйству надо различать. По хо-зя-й-ст-ву! — по слогам повторил он.

— Если есть хозяйство, значит — кот. Если нет, то — кошка.

Логика была железобетонная. Впрочем, куда там! Непробиваемоброневая. Ничем. Но я попытался.

— Да, но у … — и тут я замялся…

Дело в том, что Пират у меня единственный. Ну, в смысле один. Тут же я имел дело, по всей вероятности, с разными представителями семейства кошачьих. С одной стороны, один кот был точно мой -Пират. И это, Пират, как мне казалось, признавал. С другой стороны, имел ли я право назвать этого к0та моим??? Хотя я и решил, что он — мой… Лiс то, был, не простой. Он был — к0т! И он был, необычным. Да к тому же, ещё, и говорящий разными (!!!) человеческими голосами. А вдруг, он этого не признает? Вдруг, это обращение, «мой», ему не понравится? Он же сам говорил, что он — вольный… Да и раньше на привязи, на какой то цепи, сидел. Был сам по себе, а тут, вдруг, стал мой, т.е  чей-то. Без меня, меня женили…

Да… Блядь! Блин! Оладьи!  Это  дилемма…

Лiс

Лiс

К0т спрыгнул с дивана, где он возлежал на диванной подушке, которая и впрямь, оказалось, поразительно похожа на оладь, если на неё взглянуть по, другому, и направился на кухню. А подушка была  действительно похожа на оладь, на те, оладьи, какие могла делать только моя бабушка. Такие… пышные, румяные, с хрустящей корочкой. Получается она и подушку такой сшила, когда была ещё жива. И как я раньше, этого не замечал??? Да пребудет земля ей пухом…

Спрыгнув с оладья, к0т проследовал на кухню, держа как обычно, свой хвост — пистолетом. Хотя нет. Не как обычно. Как-то необычно это было. И опять я не мог уловить эту необычность. Точнее, уловить то, я её уловил, а вот как это выразить словами??? Попытаюсь…

Глядя на его хвост мне почему то вспомнилась Лиса… Да, да… Лиса. Ну да, та, что описана у одного писателя. Конечно, я её не видел, но описание хвоста Лисы, данное им, очень напомнило мне то – как и с каким видом, мой к0т держал и нёс свой пистолетохвост.

Впрочем, мог ли я его, в тот миг, называть моим? Не знаю. Скорее нет.

К0т нёс свой пистолетохвост так, как держат осанку аристократы, имеющие такие корни (!!!), такое воспитание (!!!), что этого не выкорчевать и не переиначить ничем и никак. Сомневаюсь, что это вообще можно как то исправить даже генетической мутацией. Это в духе. Свой пистолетохвост он нёс как знамя. Знамя вольного. И это знамя было вольно. Немножко, покачиваясь из стороны в сторону, играя и сверкая пухом, оно колыхалось и завораживало. Да, именно завораживало.

Лiс! — такое я дам ему имя, тут же решил я.

— Ну, чё застрял на пороге? Корми! Есть хочу! То ли то сказал, то ли то приказал, то ли то обронил, то ли бросил, как мне показалось, через плечо Лiс. Хотя какие могут быть у кота плечи?

А между тем, плечи у Лiса — были. Причём, эти плечи, как оказалось, порой, были не малые.

Настройка

Настройка

— Да, такое забыть, сложно! — сказал я, пытаясь детально всё запомнить и быть при этом способным отдать себе отчет в том, что я, говорю. А так же запомнить то, что сказал, что сказано, как и где именно сказано. В каком из миров.

— Ну вот! Уже и заагукал! Это хорошо! — отметил вслух к0т. Пошла, движуха…

Блин! Я же сказал ему другое! подумалось мне.

— Не блин, а оладушек! Блины я не очень люблю, не обращая внимания на мою внезапно напавшую на меня растерянность, продолжил тот, кто выглядел как к0т.

— Лично я, предпочитаю блинам – оладушки, и во-о-обще…я больше предпочитаю красивых женщин. Правда, настоящие блины и оладушки, мало кто из них, умеет делать. Но оладушки, у них, выходят чаще и спать на них более удобно.

— На ком? На оладях???

— На красивых женщинах! дружелюбно поправил меня тот, кто был к0том. То что он действительно был, и был тут, не вызывало во мне уже никаких сомнений.

— Это мухи спят на оладях. Не замечал?

— ???

— Видишь ли, бляди, — продолжил к0т, они, как правило, очень добрые. Но так как контролировать доброту, свою, они не могут, то, эти, часто красивые, женщины, ими становятся. Ну, или их, такими, там, делают. В общем, надеюсь, ты понял…

— Что понял??? ответил я, уже чуть ли не в крик.

— Ну-у-у и тупые! Ой, тупые! Ой, ну ты и тупой! снова заговорил к0т голосом предыдущего юмориста. Однако последняя фраза прозвучала уже другим голосом и по-другому.

Вновь, всё стало как прежде, но, что-то, неуловимое, изменилось. Изменилось буквально на ничтожную разницу.

Необычное

Необычное

Необычным было то, что я начал физически ощущать нечто.

Это сравнимо с ощущением перехода границы.

Это типа как с носками….

Носки, в отличии от трусов или штанов, существуют в ярко выраженном косо-параллельно-перпендикулярном мире.

Короче я ощутил эти переходы.

Я назвал их Разница Переходы. Суть этой разницы в том, что то, что я говорил и что не говорил – не было отличимо. Это было без разницы. Но было ощущение того, что есть разница где именно, это происходит.

Либо это происходит тут, либо в другом месте, либо в Ином.

Так мы различаем ароматы. Мы их вроде как нюхаем, а они звучат. Ну сами посудите – нюхать звуки… Но ведь именно нюхают!

К0т

Явление 

Ну тупые! Ой, тупые! Ну, тупы-ы-ые! — заговорил мой кот, голосом одного юмориста…

Не может быть? Как же! Я тоже сначала не поверил. Ни этому, ни в это, ни тому, что сейчас видел и слышал.

Протерев глаза, я вновь посмотрел на своего кота. Кот, вроде, был мой.

Во всяком случае, внешне. Его похожесть, на моего кота, была подобна тому, как похожи два новых валенка скатанных из шерсти одного цвета и сваленных на одной колодке.

Но, было в нём, что-то не так. Читать дальше »

УА

У-А11

от 05:51 /31.08.20.11

Всем причастным

настоящим _ :

ПЦ установлен Контакт первого рода с  иным Пространством.

РЕШЕНО

Читать дальше »

Зри!

Число Пи и Золотая пропорция взаимосвязаны для углов, кратных 18°:

φ / 2 = sin (1π / 10) = sin (9π / 10) = cos (4π / 10) = — cos (6π / 10)

Φ / 2 = sin (3π / 10) = sin (7π / 10) = cos (2π / 10) = — cos (8π / 10)

Эти равенства абсолютны, т.е. число Пи и Золотая пропорция в этих равенствах равны без округлений, с точностью до последнего знака после запятой.
Взаимосвязь числа Пи и Золотой пропорции настолько велика, что не остается сомнений в их тождественности, и можно говорить о том, что число Пи и Золотая пропорция – это одна и та же математическая сущность.
Прямая линия, это крайний случай дуги окружности с бесконечным радиусом. Так как этот случай один из бесконечного числа вариантов, и окружность с бесконечным радиусов в пределах нашей конечной по размерам Вселенной существовать не может, то можно утверждать, что в мире нет прямых линий, также, как и нет прямолинейного движения.

Более того, окружность является частным случаем элипса фокусы которого совпадают (один из фокусов которого равен нулю).

· Уравнение окружности можно представить в виде уравнений синуса и косинуса, поэтому все изменяющиеся синусоидально процессы (а это все электромагнитные излучения, свет, звук и т.д. т.е. все или почти все процессы во Вселенной), являются частью процессов, изменяющихся по уравнению окружности.
· Уравнение, связывающее катеты и гипотенузу прямоугольного треугольника (Теорема Пифагора), есть ни что иное, как уравнение окружности.
· Уравнение окружности содержит в себе Золотую пропорцию, и это позволяет связать гармонию и целостность Вселенной, с окружностью.